rus
About project Nemoskva
Research and resources
About
Research and resources
Исследования
НЕМОСКВА
НЕ ЗА ГОРАМИ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
НЕМОСКВА
НЕ ЗА ГОРАМИ
САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
8 августа – 15 октября 2020
Санкт-Петербург
ЦВЗ «Манеж»,
Исаакиевская площадь, 1
Вход в ЦВЗ «Манеж» осуществляется только по электронным билетам, вы можете приобрести их на сайте Kassir.ru
За последние тридцать лет многие регионы Российской Федерации — каждый в своем темпе — стали свидетелями взросления и утверждения современных художественных практик. Самоидентификация, самообразование и самоорганизация, разрыв с традицией и изучение локальных нонконформистских практик прошлого, а также интеграция в международный дискурс — вот те траектории, по которым двигались люди, развивающие современное искусство в России. Сегодня дихотомия центр/периферия воспринимается как анахронизм. Мы перестали считать, что один-единственный центр может являться пульсирующим сердцем всего сущего. Каждый художник — это центр, независимо от того, где он живет. Проект NEMOSKVA — закрепление этой тенденции.

Отягощенные знанием истории художники достигли той стадии, в которой разум и чувства, анализ и инстинкт существуют на равных правах. Понятно, что они по-разному выражают это в своих работах. Некоторые испытывают состояния усталости, замедления и временного замирания, но через художественные практики находят выход из этой летаргии (Евгений Кутергин). Некоторые выбирают мимикрию как наиболее эффективную стратегию, подразумевая не адаптацию к разным ситуациям, а проникновение внутрь, внимание к повседневности и возможность сменить привычную оптику (Светлана Усольцева). Другие предпочитают дистанцироваться от социальных обязательств и создать собственный остров в виде парка развлечений, родившегося из тревожного сна
(Владимир Селезнёв). Бесспорно, ирония — все еще одно из самых мощных оружий, которым владеет художник.
Там, где есть ирония, есть и философия. В конце концов это же Россия — огромный материальный ресурс, который можно представить себе в виде болота и как транзитную зону подъезда жилого дома (Герман Преображенский). В промежутке между местом и временем, отмечающих день сегодняшний, есть локация для непреднамеренной деконструкции настоящего (Артём Филатов) и для разочарованных размышлений о территории, продолжающей меняться, несмотря на то что она привязана к прошлому (Антонио Джеуза). Урок был усвоен: обширность территории Российской Федерации с ее различными историями и сюжетами заставила нас понять, что время — это продукт места (Оксана Будулак).

Наша выставка открывается в ситуации нового начала, ситуации, которую нам еще только предстоит осмыслить. Уже сейчас можно зафиксировать, что мы столкнулись не только с практиками изоляции, разъединения, но и с условиями новых связей: далекое стало приближаться вдруг, благодаря технологиям дистанционных встреч. Выйдя из карантина, мы обнаружили опустошение настоящего: привычные нам пространства оказались необитаемы, содержание нашей повседневной жизни разом опустело. Именно художники способны в режиме опережения захватывать настоящее, реагировать и предсказывать новое, видеть и запечатлевать эмоцию прежде, чем до нее докатится неспешный маховик рефлексии. На выставке представлены результаты их медитаций о настоящем и подступающем.

Оксана Будулак
Теория кротовых гор
Еще до глобального карантина проект был собран, исходя из ключевой интенции — изолированности, клинического немосковского состояния. Исключив набившие оскомину контексты колонизации, ориентации на столичные дискурсы — проблемы дефицита и экзотизации, постэкологию или путинский режим, я искала то очищенное состояние местного искусства, которое проживают художники здесь и сейчас. Представленные на выставке проекты шести авторов созданы в условиях вечной изоляции — где-то вынужденной, где-то искомой, где-то органичной, где-то специально моделируемой. Выставка отвечает на ироничный вопрос «как там ваше ничего?», где «ничего» разворачивается в альтернативный источник энергии.

Выбранные мной художники не репрезентативны, они ни в коем случае не определяют локальное искусство Сибири, но в то же время и маргиналами их не назовешь. В провинции нет возможностей, свойственных центру — международного признания, массового успеха, рейтингов и попадания в коллекцию, так же, как нет и деления на официальных и неофициальных. Время в Немоскве зависит от места, точнее даже — от его удаленности. Здесь не обсуждают последнюю Венецианскую биеннале, и «Эрмитаж» не зайдет со своим филиалом.

Чем дальше от столицы, тем автономнее и изолированнее территория, которая сама определяет центр и периферию.
Расположенный в середине страны Красноярск существует как будто в центре, но центре пустоты, где и время, и место изгибаются по собственным траекториям. И где изоляция для одних — неисчерпаемый ресурс, для других — катастрофа.

Олег Пономарёв с деревенским гостеприимством приглашает в летающую тарелку с пустотой, бормоча заклинание «Сандра выходи и пряник надкуси».
Игорь Лазарев в своем философском трактате «Свобода быть художником» пытается уловить зыбкий долг творца: в его семи скрижалях сформулированы серьезные максимы, но при этом они готовы разбиться в любой момент и рассмешить, как мораль в конце «Ералаша».

Саня Закиров разбирается с авторским правом, иронично восстанавливая справедливость и вымарывая Шишкина из истории искусства в фантастической повести.

Поломанная, как электроника, жизнь в городе Хорсов в конспирологии D3mark0, выпавшие из общества женщины-преступницы Елены Аносовой, психоделическое солдатское бытие Сёмыча С,Б, — все это альтернативные реальности, пульсирующие здесь и сейчас. Немного грустные, фантастичные, абсурдные, порой очень настоящие, но все — «кротовые норы», ставшие горами, за которыми свой горизонт событий, парадоксов и дискурсов.
Художники
Игорь Лазарев
Саня Закиров
Семыч С.Б.
Олег Пономарёв
Елена Аносова
D3mark0
Игорь Лазарев
Родился в 1986 году в Красноярске
Живет и работает в Красноярске
Свобода быть художником (2020)
Инсталляция


Автор определил и увековечил кардинальные вопросы, которые волнуют молодых художников. Инсталляция представляет собой скрижали — семь больших бетонных плит. На каждой написаны правила и тезисы, связанные с искусством и художником, сформулированы основные идеи, преследующие молодого автора. Они могут проявляться по-разному: ограничивать, давить, не давать покоя, освобождать, вдохновлять и много чего еще. Но размышлять об этом художник должен, потому что после примирения с этими идеями он становится свободным.
Саня Закиров
Родился в 1989 году в Барнауле
Живет и работает в Красноярске
Операция «Мишки» (2020)
Инсталляция


Проект состоит из двух частей: живописи на холсте (в подрамнике) и короткого фантастичес­кого рассказа. Живопись представляет собой «копию» картины Шишкина «Утро в сосновом лесу», с которой убрано все, кроме мишек (их написал не Шишкин, а его друг Костя Савицкий). Рассказ повествует о путешествии в прошлое, в результате которого знаменитая картина якобы приобрела такой вид.

Художник акцентирует внимание на теме коллаборационизма и авторского права. Как известно, подпись Савицкого была стерта Третьяковым после приобретения картины, при том что медведи являются сюжетообразующими элементами. А рассказ о путешествии во времени с максимально нереалистичными законами позволил Закирову совершить символическую вендетту, стерев с картины все, созданное Шишкиным, и вернув подпись Савицкого на ее законное место.
Семыч С.Б.
Родился в 1994 году в Красноярске
Живет и работает в Красноярске
Школа смирения (2019-2020)
Инсталляция


Инсталляция представляет собой четыре армейские кровати, заправленные по правилам распорядка, и 12 черно-белых графических работ, выполненных простыми карандашами в альбоме формата А5 (ровно такой формат помещается в тумбочке и под подушкой). Рисунки созданы во время службы в армии, в обстоятельствах секретности и военной тайны. Эти бытовые зарисовки шепотом рассказывают о «новой зоне комфорта» как главной военной тайне: о том, что такое «ничего» и как оно происходит, по каким законам, с какими героями. О странностях этого опыта, о переживаниях солдат, армейской реальности художник рассуждает в духе магического реализма, местами по-детски наивного, романтичного, мистичного, таинственного. Подобно брейгелевскому персонажу, выпавшему из общего события и смотрящему в параллельную реальность, художник посылает дневник из тайного вигвама, существующего здесь и сегодня, в каждом месте необъятной Немосквы.

На данный момент художник находится на службе.
Олег Пономарёв
1965 – 2019
Отсутствие Сандры (2011)
Видеоинсталляция

«Отсутствие Сандры» — концептуальное видеостихотворение про отсутствие как таинственную свободу, сшитое из автономных и бесполезных художественных конструкций. Авторский текст-бормотание стал объединяющей тканью и энергией для реди-мейдов — изображения объекта, хронометража основного сюжета и названия. Объект, напоминающий космический корабль с пустыми окнами, был создан для абсолютно другого контекста (на заказ и не принятого заказчиком). Время выбрано автором случайно из другой работы — 3 минуты 33 секунды. Название «Отсутствие Сандры» не вплетено непосредственно в ткань произведения и существует на позиции стороннего наблюдателя, которому видно все.

Качества периферийных территорий — удаленность, дефицит событий и знаний, простота и неведение, замершее время, отсутствие арт-среды — художник переводит в невыразимую пустоту. На первый взгляд выхолощенное концептуальное искусство Пономарёва, отчасти формальное, всегда стремится наполниться живыми эмоциями и интерпретациями зрителей, и в этом смысле — максимально интерактивно и человечно.
Елена Аносова
Родилась в 1983 году в Электростали, Московской области
Живет и работает в Иркутске и Москве
Отделение (2014)
Фотография, видео, книга

«Отделение» — проект о женщинах, о социальных и эмоциональных взаимодействиях в искусственно ограниченных сообществах. Автор несколько месяцев работала над визуальным исследованием в женских колониях Сибири. Она показывает обычных женщин, которых по тем или иным причинам осудили, не указывая ни фамилий, ни их преступлений. Но несложно представить, что рядом со снимком жестокой убийцы находится портрет жертвы домашнего насилия, чей проступок был самозащитой. На соседних кадрах — бездушные глаза наркоторговки и взгляд девчонки, чье преступление так же нелепо и социально обусловлено, как в середине прошлого века, когда в тюрьму можно было попасть за аборт или отношения с иностранцем.

В замкнутом пространстве тюрьмы женщина всегда в позиции наблюдаемой, а многолетнее состояние «наготы» и потеря интимного пространства деформируют личность. Елена Аносова выстраивает последовательность из взглядов, лиц и жестов, измененных постоянным наблюдением со стороны тюремной администрации и вездесущих сокамерниц, личного и интимного, принудительно вынесенного на коммунальный суд.

____________

Отделение / Личное дело

В этой части проекта «Отделение» представлены институциональные портреты, пришитые на одежду осужденных в качестве удостоверения личности. Тюремная администрация осуществляет эту процедуру в первый день прибытия в колонию. Изображения, которые не заменяются годами, — интимная капсула времени, выставленная на всеобщее обозрение. Отсутствие идентификационной карточки на груди осужденной приводит к карательным последствиям. Эти действия на макросоциальном уровне регулируются тотальным контролем с помощью законов, постановлений и указов, постоянно обновляемых администрацией; на микросоциальном — через сложную систему неписанных правил и неартикулированных протоколов. И в том, и в другом случаях существует широкий набор инструментов разной степени жестокости: от одиночной камеры и снижения шансов получить условно-досрочное освобождение до физического и эмоционального насилия. Со временем портреты повреждаются, выцветают, шрамируются и деформируются. Документация этих искажений стала метафорой воздействий, которые происходят в закрытой институции.
D3mark0
Родился в 1996 году в Красноярске
Живет и работает в Красноярске
Хорсов (2020)
Инсталляция

Автор обожает теории заговора, утверждая, что в них есть нечто животрепещущее, щекочущее. Особенно, когда есть желание обмануться.

«Хорсов» — это площадка для самообмана, в которой есть все для этого: и путаная история со сфабрикованными фактами, и поданное в аккуратной рамочке экспертное мнение, и доказанная причастность СМИ ко всему этому.

«62.376111, 102.428571.
Хорсов.
Таймырский автономный округ.
Красноярский край.
Сибирь.
Россия.
24 января 2016 года. В результате несчастного случая
электромагнитный импульс мощностью ~ вывел из строя центр­аль­ное электроснабжение. Прервалась радиосвязь, отказала проводная телефонная связь, система сотовой радиосвязи пришла в негодность.
Около 90% электроприборов личного пользования не подлежали восстановлению.

Хорсов оказался полностью отрезан от внешнего мира на сутки».


Антонио Джеуза
Между словом и белым кубом
Логоцентризм и борьба за доступ к общественному пространству и широкому зрителю — определяющие черты российского современного искусства. По крайней мере до коллапса СССР. Но на деле тело российского современного искусства спустя десятилетия все еще находится между словом и белым кубом. На огромной территории Российской Федерации есть регионы, в которых вроде бы ничего не происходит, есть и другие — очень активные, где чувства усилены до состояния «мурашек по коже» (Наталья Егорова). Сегодня искусство развивается по правилам скорее личного, чем объективного характера. Во многих регионах почва, рождающая искусство, может быть изображена как болото, со всеми его тайнами и мистикой (Пётр Швецов). Бесспорно, эта территория — «место силы», как и Байкал — еще одна подходящая для него метафора (Антон Климов).

В мощной традиции, которая избегает любых перемен, художники могут найти вдохновение и свой собственный путь вперед. Для некоторых авторов то, что не дано, делается самостоятельно (Валерий Казас) или даже внедряется в чужое искусство по стратегии вируса (Антон Мухаметчин). Так или иначе, наше время — не для революций.
Бунт художника сейчас в лучшем случае может воплотиться в роли мечтателя, для которого иррациональное, подобно дождю, поднимающемуся к небу, что является самым чистым зеркалом времени (Маяна Насыбуллова).

Вероятно, это — советская реминисценция, художник — также и утонченный поэт, работающий на заводе (Дмитрий Коротаев). И то, что он делает, это — поэзия, обитающая на промышленном товаре (Керим Рагимов и Пётр Швецов).
Художники не называют больше свое искусство «новым». Сегодня не время манифестов. Однако именно в уже написанном, сказанном и нарисованном может прорасти новое.

Художники не сдаются прошлому. Они продолжают делать свои упражнения между словом и белым кубом (Антон Гудков). Скорость коммуникации сегодня весьма высока, и общение часто носит фрагментарный характер. Быть видимым и заметным — значит вести постоянную борьбу (Алекс Этевут). В этом контексте искусство по-прежнему остается лучшим способом понять настоящее.

Давайте пока будем беспокоиться о настоящем, а будущее оставим на потом.
Художники
Маяна Насыбуллова
Керим Рагимов и Петр Швецов
Алекс Этевут
Антон Климов
Антон Мухаметчин
Арт-группа «Нежные бабы»
Антон Гудков
Наталья Егорова
Дмитрий Коротаев
Петр Швецов
Валерий Казас
Маяна Насыбуллова
Родилась в 1989 году в Серове Свердловской области
Живет и работает в Москве и Новосибирске
Опять ничего не происходит (2020)
Инсталляция


Что касается исторической памяти, то лозунги на знаменах были эффективным идеологическим инструментом одностороннего общения с массами. Сегодня они стали частью лиричного образа уныния и отчуждения от «большого» мира, в котором «Опять ничего не происходит». Этот мир является наследником искусства Эрика Булатова и Юрия Альберта. Здесь облака застывают словно навеки, а дождь бросает вызов законам физики и поднимается вверх. Ведомая детской мечтой пройтись по облакам, художница объясняет: «Дождь в данном смысле и не дождь вовсе, а праздник эскапизма и бессилия, рождающихся в восприятии».
Керим Рагимов и Петр Швецов
Жертвоприношение (2020)
Объект

Алекс Этевут
Родился в 1991 году в Перми
Живет и работает в Перми
To be in touch (2014)
Одноканальное видео


Живое общение все больше замещается виртуальным. Поддерживая связь, собеседник заявляет о себе, о своем присутствии. Его «видимость» значится только в момент его напоминания о самом себе, а исчезновение персоны происходит в момент молчания.

В этой работе персонажи появляются только в момент принятия послания или в момент его отправки, то есть тогда, когда есть повод и необходимость в появлении. В общении сегодня происходит отказ от индексальности (реальный собеседник замещается аватаром в Facebook и др.), а значит, и в искусстве неминуемы изменения.
Антон Климов
Родился в 1985 году в селе Бриакан Хабаровского края
Живет и работает в Иркутске
Глубокая вода (2015 – настоящее время)
Инсталляция

Байкал — самое глубокое озеро в мире, крупнейший природный резервуар пресной воды. Многие путешественники, оказавшиеся вблизи Байкала, говорят об обретении здесь самодостаточности, об особенном притяжении, которое влечет и вынуждает остаться на годы, течение которых магически перестает восприниматься привычным образом.

Я снимаю жизнь вокруг озера и людей, что живут этой жизнью, поддаваясь умиротворяющему флеру одиночества, которым они окутаны, пытаясь познать их неординарную прибайкальскую идентичность. Несколько лет я целе­направленно исследую коммуникацию между различными группами людей и озером Байкал в контексте особой идентичности и мифологии этого пространства, которое нередко называют местом силы. Исследую систему отношений, сложившуюся у местных жителей, туристов из Иркутска и из других городов и стран. Исследую сложившийся здесь конфликт между экологией и экономикой: многие производства, бывшие источниками заработка местных жителей, закрыты, а сфера туризма развиваться здесь не спешит.
Антон Мухаметчин
Родился в 1976 году в Омске
Живет и работает в Новосибирске
Из серии видео «Арт-вирус» (2020)
Видеоинсталляция


Вирус — агент способный внед­ряться в другие организмы и использовать их в своих целях. Художественный вирус внед­ряет связь между арт-объектами разных эпох и создает новый визуальный язык. Проект «Арт-вирус» позволяет перешагнуть границы восприятия реальности. Здесь мы видим взаимосвязь времен, произ­ведений, стилей и техник изобразительного искусства. Это эксперимент взаимодействия человека с видимым, но в тоже время несуществующим пространством. Внедряясь в чужое произведение, как вирус, я изменяю его под себя и в своих интересах. Произведение перестает быть самостоятельным объектом, а становится лишь фоном моей идеи. При этом произведение не исчезает, изменяется его смысл (контекст). Обыгрывается модель человеческого общества, суть его существования. Человек занимает какую-либо территорию, но не подстраивается под среду обитания (находя равновесие с природой, как все животные), а начинает размножаться, подобно вирусу уничтожая все, к чему прикоснется.
Арт-группа «Нежные бабы»
Образована в 2008 году
Александра Артамонова и Евгения Лаптева
Живут и работают в Калининграде
Сонная артерия (2020)
Видеоинсталляция

В современных Прибалтике, Польше и Калининграде янтарь — едва ли не главный экспортный товар. «Мигрирующие» украшения можно обнаружить в разных городах и странах.

В Бурятии в этнографическом музее мы увидели потомков семейских старообрядцев, которые были высланы правительством Российской империи в Забайкалье в XVIII веке при разделе Речи Посполитой. Одна из отличительных особенностей женского костюма семейцев — бусы, сделанные из крупных кусков янтаря.

Сама видеоработа была снята спустя два года в литовском поселке между заливом и морем, в мертвый сезон. Зимой и осенью поселок пустеет. Миграция — осознанный выбор, а снятие с насиженного места не спровоцировано гонениями. Тем не менее нитка крупных и грубых янтарных бус является символом связи с этой родной землей.

Героини перформанса монотонно перебирают на собственных шеях тяжелые янтарные ожерелья, а камни издают звук очень похожий на стук колес поезда. Вторая часть — снятый из окна автомобиля и ускоренный пейзаж — серый, неприютный: мелькают песчаные берега, голые деревья, кажется, что они движутся по кругу под ускоренную старую семейскую песню, которая похожа на плач.
Антон Гудков
Родился в 1987 году в Омске
Живет и работает в Москве и Омске
Упражнения в белой комнате (2018-2020)
Инсталляция

Белая комната — сама по себе мыслительный эксперимент, воплощенный Антоном Гудковым на практике. В крупных абстрактных полотнах мы видим как бы бесконечное блуждание в замкнутом пространстве, которое от этого превращается в галереи неправильной формы. Гудков словно пытается навести в белой комнате порядок, складывая все на свои места, распределяя по коробкам. Но откуда там беспорядок, и каковы верифицируемые результаты этого эксперимента?

Белая комната, белый куб, белый лист, с точки зрения репрезентативной чистоты, являются исходно самыми загаженными пространствами, сквозь них непременно просвечивает уже написанное, изображенное, запачканное. Отсюда все эти подтеки, перечеркивания, «каляки-маляки», то тут, то там проступающие в работах Гудкова: это и просвечивающие сквозь изображение следы того, что навсегда вписано, вросло, сроднилось с белыми стенами, и попытка вымарать/замарать эти следы.

Страх перед белым листом — это не страх абсолютного начала, но, напротив, боязнь того, что все уже было написано до тебя. (Вадим Савельев)
Наталья Егорова
Родилась в 1985 году в Петрозаводске
Живет и работает в Петрозаводске
Тело под вопросом (2013)
Инсталляция


Кожа — это фаза бесконечных разветвлений внутри и снаружи, внутреннего и внешнего. Это метафора линии, разделяющей мир на «свой» и «чужой», но также — это метафора плос­кости, объемного рецепторного поля, обеспечивающего взаимодействие организма с окружающей средой. (Наталья Егорова)

Не сразу понятно, что это — просто мурашки. В этой реликтовой реакции кожных покровов — и воспоминание об инфузории, и желание, и страх, и цитата из «Волшебной горы». Фокус смысла изменяется между научным исследованием, недосказанной историей, подключением опыта воспринимающего субъекта. (Георгий Никич)
Дмитрий Коротаев
Родился в 1987 году в д. Хохряки, Удмуртская Республика
Живет и работает в Ижевске
Заводской блокнот (2013-2020)
Инсталляция


В течение трех лет художник, работая на заводе, наполнял страницы блокнота записями и рисунками.

С левой стороны разворота находятся записи, сделанные от руки шариковой ручкой, — это впечатления и размышления художника о заводе и заводчанах, о работе, об отношениях человека и завода. С правой стороны разворота — рисунки, которые никак с заводом не связаны, основой для них послужили фотографии из интернета. Это могли быть фотографии культовых фотографов или селфи друзей, выложенные в соцсетях.

Автор принципиально настаивает на том, что эти две линии — записи и рисунки — идут параллельно через весь блокнот. Подобно тому, как в жизни человека происходит разделение работы (общественного пространства) и личной жизни (личного пространства). Однако автор иногда так искренне и интимно описывает свои мысли, переживания, открытия, связанные с работой на заводе, что эта часть «Заводского блокнота» становится куда более личной, нежели рисунки, сделанные по фотографиям, взятым из такого общественного пространства, как интернет.

Таким образом, изначально несвязанные две линии блокнота тесно переплетаются, создавая противоречивое и цельное художественное произведение.
Петр Швецов
Родился в 1970 году в Ленинграде
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Болота (2009)
Живопись

Исходный импульс для работы дала научно-популярная книга В. Н. Сукачева «Болота, их образование, развитие и свойства», изданная в Ленинграде в 1926 году. В ней описываются причины возникновения и формы деформации кислой болотистой почвы, приводятся классификации топей по типам и видам, рассматриваются болотные флора и фауна.

В проекте «Болота» на первый план выходит живопись, всю сложность берет на себя холст, а стратегии смыслопорождения впервые регулируются почти исключительно поведением живописных масс. Болото вынудило Петра Швецова подыскивать средства выражения лишь в живописном арсенале, находить химические аналоги болотным кислотам среди студийных банок и тюбиков.

Болото — ленинградская тема. Интеллектуальная история города на болоте — это 300 лет всматривания в мутную глубину мерцающих смыслов. Петербург — город-тритон, могучий каменный шелом грозной Афины, стоящий на заболоченном омуте, ведущем в иной мир, в царство Прозерпины. Городскую мифологию населяет брюзжание незримых упырей, «мострей» и упрямых леших-болотяников. Ведь, как известно, было бы болото, а черти найдутся.
(Дмитрий Озерков)
Валерий Казас
Родился в 1964 году в Краснодаре
Живет и работает в Краснодаре
1:100 (2020)
Объекты


Важная особенность развития современного искусства в России — нехватка мест, посвященных исключительно современному искусству. Проект компенсирует этот недостаток, представляя несколько архитектурных макетов музеев и парков скульптур в масштабе 1:100, предназначенных для открытия в различных крупных городах России.

Чтобы ярче подчеркнуть хроническое отсутствие интереса к формированию институциональных пространств современного искусства, художник не только предлагает макет, но и создает все произведения искусства, формирующие контент, ориентируясь в основном на скульптуры и инсталляции российских авторов.

Важно отметить, что каждый город имеет свой собственный музей или парк, в котором хранится собственная неповторимая коллекция. При этом Россия — крупнейшая страна мира — становится крупнейшим в мире коллекционером современного искусства.

Евгений Кутергин
Летаргия
Проект выстроен вокруг образа летаргии — пограничного кризисного состояния, которое характеризуется усталостью, замиранием, замедлением всех жизненных процессов.
Произведения художников из Санкт-Петербурга, Перми, Екатеринбурга, Новосибирска, Москвы и Праги демонстрируют разнообразие форм современного искусства (от живописи и скульптуры до мультимедийных инсталляций). Вместе они создают пространство для эмоционального переживания летаргии, представляя разные аспекты этого состояния: от индивидуальных ощущений безвременья, тревоги и оторванности от внешнего мира до более широкого рассмотрения образов памяти, мнимой смерти и спящего города.

Состояние летаргии переживается и в художественной среде разных городов России. В некоторых регио­­нах летаргия вызвана отсутствием институциональной инфраструктуры, депрессивным социально-экономическим положением.
Процессы централизации, аккумуляции большинства ресурсов в одном месте способствуют ослаблению и замиранию творческой жизни на остальной территории. Но и в активно развивающихся центрах усталость и замедление становятся ответной реакцией на резкое ускорение художественных процессов.

Обычно в обществе, ориентированном на прогресс, любого рода пассивность оценивается негативно и деструктивно. Однако бездействие может быть необходимо для сохранения и накопления силы. Летаргия, по своей сути, временна, даже если в какой-то момент кажется иначе. После завершения кризисной ситуации и ослабления влияния негативных внешних факторов — наступает новое пробуждение.

Сила к пробуждению — не где-то за горами, мы уже обнаруживаем ее в себе.
Художники
Иван Смирнов
Евгения Тарасова
Варвара Кузьмина
Ольга Ростроста
ХО «ГУЙ»
Елена Слобцева
Арт-группа ⍩⍥
Андрей Сикорский
Дмитрий Жеравов
Янина Болдырева
Керим Рагимов
Александр Агафонов
Светлана Спирина
Александр Морозов
Иван Смирнов
Родился в 1993 году в Санкт-Петербурге
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Пост. Из серии «Праздник» (2020)
Инсталляция


Работа посвящена силе природного тоталитаризма, находящейся в основе всего материального мира. Регламентированный переход одних состояний в другие, течение времени, сменяемость календарных циклов, неизбежность смерти — вечные непреклонные законы, по которым вынужден жить человек в физическом мире. Природа — идеальная гармоничная система, внешне меняю­щаяся, но абсолютно статичная по сути. Эта гармония обеспечена «сном разума» отдельных ее частей, отдельных винтиков механизма, неспособных к осознанию себя и, следовательно, рефлексии относительно своей роли в общем процессе.

У человека, единственного известного нам носителя «пробужденного разума», нет возможности естественно раствориться в гармонии этой системы, не испытывая мучений от осознания собственного бессилия перед ее законами. Человек сбегает от гнета природы, создавая по ее образу собственные системы — политические, экономические и социальные, — и оказывается с природой один на один только в самые критические моменты, такие как смерть.
Евгения Тарасова
Родилась в 1982 году в Ленинграде
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Летаргия (2020)
Живопись

Многое из того, что было ценно когда-то давно, разрушено, погружено в сон, занесено пылью, застлано туманом. Мы уже не можем с легкостью собрать реальность из этих остатков. Нам потребуется вновь создавать культуру, изобретать письменность, фиксировать историю, искать опоры. Если мы найдем силы проснуться.

Акт письма доступен каждому. Это легкий и радостный процесс изобретательства и игры, абсолютная включенность в бытие. Включенность ментальная, эмоциональная и физическая. Письмо уходит от нас сегодня, становится ненужной и романтизированной руиной. Мы спим. Акт письма — наш шанс на пробуждение.
Варвара Кузьмина
Родилась в 1982 году во Владимире
Живет и работает в Москве и Владимире
Горизонт событий (2020)
Одноканальное видео


Вдох—выдох. Я концентрирую свое внимание на дыхании, не пытаюсь замедлить его или ускорить. Я дышу спокойно, ровно и естественно, как делаю это всегда.

Я наблюдаю как вдыхаю, чувствую движение воздуха внутри себя, он проходит через дыхательные пути, а затем попадает в легкие. Я ощущаю свое тело при вдохе, грудная клетка раскрывается, легкие наполняются воздухом. Я ощущаю свою спину, плечи, руки, шею, ноги, колени, стопы.

На выдохе я чувствую, как сокращаются легкие, воздух их покидает и движется по дыхательным путям, а затем выходит через нос. Я стала самим дыханием, воздухом, облаками, снегом, дождем.

Я почти не шевелюсь, двигается только мой взгляд до линии горизонта и обратно, до линии горизонта и за нее. День за днем я вглядываюсь в свое окно, небо то приближается, то удаляется, как береговая линия во время приливов и отливов. Порой все представляется предельно ясным, а иногда ничего не различить, но я просто наблюдаю за происходящим и дышу.
Ольга Ростроста
Родилась в 1964 году в Потсдаме, ГДР
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Горельеф «Н.В. Гоголь» (2015)
скульптурное вязание


Николай Васильевич Гоголь — самая таинственная и мистическая фигура русской культуры, воплощенный образ размывания границы между земным и вечно неизвестным. Мнимая смерть, загадочная Lethargia накрепко связаны с ним в человеческом сознании уже более полутора веков. Гоголь неразделим с прекрасным Петербургом, давно снискавшим титул Спящей Красавицы, и соперничает с ней зыбкостью и фантасмагоричностью судьбы.

Не случайно объект связан из нарезанного постельного белья. Не случайно и основание, к которому крепится связанный горельеф — пчеловодческий матик, матрас, которым прикрывают ульи. Может, чем-то подобным в своем воображении Николай Васильевич перекрывал гул голосов бесконечной череды персонажей, типов русской жизни.

Вы слышите это жужжание?
Художественное Объединение «ГУЙ»
Образовано в 2018 году
Мария Плаксина и Егор Ефремов
Живут и работают в Екатеринбурге
Ионизация (2020)
Мультимедийная инсталляция


И повелел Господь большому киту поглотить Иону; и был Иона во чреве этого кита три дня и три ночи. (Ион. 2:1)
Елена Слобцева
Родилась в 1981 году в Перми
Живет и работает в Перми
Куколка (2017, 2020)
Инсталляция


смутен язык потолочных пятен,
тих и невнятен, тих и невнятен.
я третий день лежу на кровати.
смутен язык потолочных пятен.

ты третий день лежишь на столе.
тени идут по земле.

падает снег, загнивает земля,
тени пускаются в пляс.
я не умею прожить без ласк, без голубиных ласк.
тело лежит без языка, тело лежит без глаз.

мне уже не уснуть никак,
и восстать ото сна мне некем
и некому видеть, как
ты подымаешь веки.

(анонимный автор)
Арт-группа ⍩⍥
Образована в 2021 году
Живут и работают в Екатеринбурге
ПOZYCJE ЗÂПУЩЕNNОГО ПОГЛЕD'А (2020)
Мультимедийная инсталляция


получилось! это отчуждающие склеиваниенадеюсь, ты поймёшь, что я понаписал, хотя я не понимаю, что написано до меня поможет тебе помнить, что мытолько не смейся — это любой из нас. не как клоны, которые копируются изо дня в день, забывая, что время вообще существуетесть «до», «после» итд. мы отличаемся, влияем друг на друга итд. чтобы помнить это даже если слипнешься, можешь вести дневник или вселяться в предметыхорошо когда что-то выделяется ВЫДЕЛЯЕТСЯ нашло себя и растёт крепнет само себя выбирает и отстаивает а то бывает что кожа воспаляется слой за слоем если присмотреться там чешуйка такая а под ней пузырик они между собой соединены проводами по которым передают как правильно бельё развешивать но важнее то что теперь есть независимые ФИГУРЫ и тяжесть пропадает из груди мы много нового разговариваем мы много сильно взрослеем и теперь не раньше когда стемнеет будет видно. пока что лучший из найденных мной способов держать между нами связь — это боль. в конце остаётся только она, через неё сигнал проходит и объединяет нас, не смешивая в кучу.

короче, у меня мало времени, и есть другие дела кроме этой писанины, так что

друг
если перечитываешь
помни
КОГДА СЛИПНЕШЬСЯ БЕЙ ПО БОЛЬНОМУ
Андрей Сикорский
Родился в 1966 году в поселке Гирей Краснодарского края
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Серия ассамбляжей «Застывшее время» (2019)

Буква от вывески «ДК им. Кирова» (жесть)
Ванитас (дерево, латунь, череп собаки, улитки)
Времени нет (циферблат, перо голубя)
Медленное (телефон, улитки)
Редкая птица (металл, дерево, крыло чайки)
Семейный портрет (рама, обои)
Череп коровы

Ассамбляжи в жанре ванитас проводят мысль о конечности, тщетности всего сущего. Бывшие когда-то живыми сущес­тва и рабочие приборы стали арт-объектами.
Дмитрий Жеравов
Родился в 1988 году в Ленинграде
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Воображаемый лифт никуда не приедет (2020)
Инсталляция


Бывает, во сне испытываешь чувство перманентного ожидания или непреодолимости какого-то препятствия. Воплощением таких ощущений может быть лифт, который никуда не движется, либо, постоянно находясь в движении, никуда не приезжает.

Существует понятие «социальный лифт», которое обозначает символический механизм достижения различного рода благ. Все чаще в наши дни он вызывает сомнения. Данная конструкция иллюстрирует смысловую ловушку, в которую человек или группа людей попадают, когда делегируют решение необходимой задачи этому механизму. А его на самом деле нет.
Янина Болдырева
Родилась в 1986 году в Новосибирске
Живет и работает в Новосибирске
На всём белом (2016–2017)
Серия фотографий


Проект состоит из двух видов снимков: пейзажной фотографии и натюрморта (инсталляции). Словно сон и явь, изображения чередуются и продолжают друг друга. Возникает впечатление расширения границ реальности и условности.

Янина рассматривает городской пейзаж как археологический памятник, культурный пласт, который помогает понять социальные процессы.

Заснеженные безлюдные пейзажи — метафора спящего общества и бездействия, именно поэтому на снимках — спальные районы. Инсталляции — застывшее действие, продолжение еле теплящейся жизни, гипсовые слепки как образ спящих людей. Инсталляции собраны по принципу сновидений, они иррациональны, но состоят из знакомых вещей. Между ними можно обнаружить ассоциативные связи и отсылки к реальности.
Керим Рагимов
Родился в 1970 году в Ленинграде
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Система центрального отопления (Мираж) (2019)
Живопись


Картина была создана в 2019 году специально для выставки «Домофон» объединения «Паразит», посвященной сакральной стороне «домашнего» и выстроенной по принципу большой квартиры в галерее.

К этому времени художника уже примерно год занимал образ северного сияния как возвышенного мерцающего символа смерти от холода, замерзания как способа «уснуть в вечность». В намерении противостоять непреодолимости такого «усыпания» он упражнялся в живописных этюдах, где всполохи северного сияния предстают в образе движимого невидимой рукой белого знамени — флага перемирия, требования переговоров и прекращения огня.

Сделав на картине классический радиатор центрального отопления «телом» этой волны убийственного полярного света и снабдив ее таким образом «теплом», функцией обогрева, художник рифмует противоположности. В зазоре между которыми и возникает надежда, что призрак тепла, мечта о тепле — еще не последнее, что приведется увидеть на пути.
Александр Агафонов
Родился в 1972 году в Перми
Живет и работает в Перми
Quest II (2020)
Одноканальное видео


В основе работы из серии «Квест» — переосмысленные впечатления автора от игры как медиа. Много лет назад первые текстовые игры, создавая эффект непредсказуемости и свободы, захватывали игрока. Очевидно, что игра, являясь детерминированной структурой, не содержала ни того, ни другого. Эту ситуацию можно рассматривать как метафору реальности. Работа представляет игровой мир как повседневность промышленного города в виде роликов, между которыми можно перемещаться.
Светлана Спирина
Родилась в 1990 году в Екатеринбурге
Живет и работает в Праге, Чехия
Inaction Session #3 (2020)
Мультимедийная инсталляция


Проект Collective Inactions («Коллективные бездействия»), частью которого является данная инсталляция, принимает форму культа, эксперимента, воображаемого ландшафта, бесконечной цифровой и живой медитации. Он являет себя в текстовых инструкциях, медитативной музыке, перформативных сессиях без аудитории, публичных хорео­графических сессиях. На выставке проект реализован в формате специально созданной инсталляции — оазиса для медитации и индивидуального отдыха посетителей. Ковер, по форме напоминающий охлаждающие патчи для глаз, и другие элементы инсталляции отсылают к эстетике тренажерных залов.
Александр Морозов
Родился в 1974 году в Ворошиловграде, УССР
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Станция Дистопия (2020)
Инсталляция

В своей работе художник обращается к реконструкции памяти. Дирижабль, собранный из конторских ящиков, парит в пространстве выставочного зала «Манеж» — бывшего автомобильного гаража войск НКВД. Воздушное судно не только «поднимает» контекст места, но и привлекает наше внимание к биографии Николая Евгеньевича Лансере. Проект реконструкции Конногвардейского манежа под гараж ОГПУ Лансере создавал в «шарашке» — «Особом конструкторско-­техническое бюро», находясь там с июля 1931-го по 28 июня 1935 года.

Каталожные ящики — еще и единица культурной памяти: хранение документов в картотеках отсылает к политике формирования архива и памяти. В подобных ящиках до сих пор хранятся и личные дела водителей гаража НКВД, которые были частью репрессивной машины и со временем стали ее жертвой.

Герман Преображенский
Материальный ресурс
Наш проект представляет собой тотальную инсталляцию, состоящую из условных, но вполне узнаваемых инстанций периферии – «болота» и «подъезда». Болото образует активную среду материальных взаимодействий, подъезд раскрывает визуальную и семантическую часть экспозиции. В проекте использованы работы молодых сибирских художников, которые не выставлялись в столичных галереях, это новые имена, не известные широкой публике.

Художники эти активно работают и формируют ситуацию современного искусства на местах, в регионах своей жизни. Наш проект аккумулирует их активность последних нескольких лет, дает представление об их интересах, и вместе с тем формирует общее пространство восприятия выставки. Позволяет силами и на материале работ молодых сибирских художников рассказать большую человеческую историю. Историю взаимодействия малых городов и Центра, историю той огромной Немосквы, где ткутся судьбы современного российского искусства. Жанры и способы художественного высказывания порой неожиданны для зрителя и достаточно разнообразны в плане художественных средств.
Жанры и способы художественного высказывания порой неожиданны для зрителя и достаточно разнообразны в плане художественных средств. Здесь и инсталляции, и мультимедиа, граффити и барельефы; здесь и готовые объекты — реди-мейды, графика, интерактивные инсталляции, фотоколлажи и глитчи. На площадке вы видите не совокупность произведений, а связанную воедино систему образов — тотальную инсталляцию, все элементы которой переплетены в единый ассамбляж, принципиально открытый и для зрительского соучастия, и для критической интерпретации.

Основной тезис экспозиции — материальность проходит путь от пассивного ресурса до активной творческой силы, созидающей современное искусство, позволяющей прокладывать пути за границы сугубо человеческого взгляда и погружать нас в толщу внешних деантропологизированных сред. Создавать новый опыт взаимодействия с миром: от нечеткой памяти самих вещей, выявляемой искусством, до активизации материальных ресурсов ближнего мира, с которым мы постоянно контактируем, но часто просто не принимаем его в расчет.
Художники
Арт-группа «Космическая корова»
Арт-группа «18:22»
Анатолий Долженко
Лада Ладная
Александр Борисов
Александр Никольский
Александра Мельникова
Ксения Телятникова
Митя Главанаков
Константин Росляков
Арт-группа «Космическая корова»
Группа образована в 2014 году
(Гоша Елаев, Лёша Жуликов, Маша Фоот)
Живут и работают в Тюмени и Санкт-Петербурге
Подъезд (2020)
Граффити

Объект представляет собой стены подъезда провинциальной многоэтажки. Подъезд можно назвать транзитной зоной или очищающим фильтром между внешней средой и привычным приватным уютом. Люди здесь не живут — есть лишь свидетельства их присутствия. Рисунки, отпечатки и надписи человек, как древний варвар, оставляет после себя, но уже и не на скалах, а на стенах внутреннего пространства подъезда. Истории и имена неизвестных жильцов звучат эхом множества голосов — оно перетекает из ниоткуда в никуда. Тесно от беспорядка, неуютно от откровенности. В подъезде стоит настоящий гул. И этот гул, смело проникая сквозь двери квартир, набирает силу, становится ощутимым и материальным. А стены оказываются отражением жизни, застигнутой врасплох, моментом высвобождения неприкрытой эмоции — откровенной и кричащей.
Арт-группа «18:22»
Образована в 1999 году
Аксинья и Ника Сарычевы
Живут и работают в Томске

БАРБИ БИЧ

В начале 2000-х была компьютерная игра «Барби бич»: Барби едет в отпуск на море, вместо отдыха она придумывает различные испытания, соревнования, конкурсы, которые не приносят удовольствия, их цель — заработать очки. В конце всех ожидает гигантская вечеринка. Заработанные в соревнованиях очки Барби тратит на покупку инвентаря для праздника. Праздник как тяжелая работа. Работа как тяжелый праздник.

Барби бич — это определенный способ жизни, когда бессмысленные, но очень искренние старания никогда не оправдаются, это состояние наивности и одновременно серьезности. Барби бич — это пребывание на границе. Если смешать синий и красный, то получишь фиолетовый, если добавить белого, то выйдет холодный розовый. Его почти не видно, он как раз на границе между белым и черным. Это как карта Сибири на белой (снежной) бумаге, где черные (угольные) точки и штрихи — болота, реки, леса, полезные ископаемые, а розовые — границы областей, города и дороги.

На выставке представлены два проекта, объединенные темой БАРБИ БИЧ.

НИКА САРЫЧЕВА
Бьютивандализм (2020)
Интервенция в выставочное пространство


Красота ранит, красота притягивает, красота остраняет. Расстановка и отбор предметов производятся непосредственно на месте. Объекты выделены розовым, унифицированы, сдвинуты в параллельную реальность. Это сломанные, ненужные, найденные (в городе, на монтаже выставки, в сумочке и пр.), лишенные функцио­нальности, условно выключенные из действительности вещи.

АКСИНЬЯ САРЫЧЕВА
Видеопроект «Полезная работа» (2019)
Одноканальное видео

Круговорот полезной с виду работы, препарированной медиа, обретает черты бесполезного кружения, мельтешения. Мы видим лишь рваное движение. Встаю рано утром, иду на работу. Работаю. Наступили праздники. Встаю поздно. Праздную. Встаю рано утром, иду на работу, включаюсь в процесс. Долго думаю.

Смонтированные вперемежку кадры из фильма Клер Дени «Красивая работа» и компьютерной игры «Барби бич» образуют один фильм, обнаруживая забавные совпадения, наслоения, смену смыслов.

Вторая часть «О розовом от мороза» — о Сибири, о повторениях, цикличности жизни, бесполезности работы. Весь этот режим — рваные движения и хаос.
Анатолий Долженко
Родился в 1992 году в Змеиногорске, Алтайский край
Живет и работает в Москве
Стихии (2017-2020)
Серия объектов, реди-мейд


Серия «Стихии» состоит из двух частей: «Горелое» и «Обработано водой». В первую вошли объекты, пострадавшие при пожаре. Вторая состоит из вещей, найденных на берегу сибирской реки. Созданные человеком, но получившие новую форму благодаря воздействию огня и воды, эти вещи утрачивают первоначальные функции. Стихии разблокируют их назначение, освобождая их, открывая для существования в новой плос­кости.

Вместе с тем, чтобы увидеть это, ощутить индивидуальность каждого объекта, необходим некоторый сдвиг внимания, новый ракурс. После этого объекты обретают своего рода фрактальную структуру, когда можно бесконечно увеличивать степень приближения и находить в них новое. Помещение таких вещей в пространство галереи — шаг художника навстречу зрителю. Безусловно, каждый решает для себя сам, насколько ему интересно погружаться в объект, насколько суждено вещи в присутствии человека раскрыть свой смысл.
Лада Ладная
Родилась в 1998 году в Тюмени
Живет и работает в Тюмени
Силы оставленных (2019-2020)
Серия фотоколлажей


Этот проект — о пригородах Тюмени, о покинутых человеком домах, вещах, заброшенных и отслуживших свое. Автору интересна грань, где заканчивается человек и остаются только вещи, которые дряхлеют, улетучиваются, оставшись без его участия. Появляется возможность взглянуть на утилитарные предметы технического назначения под иным углом зрения, обнаружить другие их значения.

Натурные материалы были подобраны в коммунальных квартирах, общежитиях, заброшенных деревенских и пригородных деревянных домах, на заводах и складах. Техника фотоколлажа помогает найти в этих вещах общие черты, проследить, чем они могут быть связаны без человеческого присутствия.
Александр Борисов
Родился в 1976 году в Томске
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Камера-обшкура (2020)
Фотоинсталляция


Петербург — дворец на болоте, неисчерпаемый ресурс прекрасного, центр культурной жизни, где всегда что-то происходит. «Камера-обшкура», исследуя возвышенный, парадный образ города, помещает его в более широкий контекст искусства, фиксирует его многослойную и противоречивую фактуру, где красота классического декора соседствует с ЖКХ-досками, рекламными объявлениями, произведениями анонимных художников, последствиями коммунальных аварий и просто следами времени. При этом «Камера-обшкура» — не только форма созерцания, но и художественный жест, помогающий понять: происходит что-либо или нет, зависит лишь от угла зрения.

Визуальную основу инсталляции составляют работы в технике перформативной фотографии, когда намеренные движения камерой становятся ключевым элементом съемочного процесса, а документальная фиксация образов идет параллельно их трансформации. Последующее наклеивание фотографий методом «вылипания» продолжает логику такого подхода.
Александр Никольский
Родился в 1984 году в Кемерово
Живет и работает в Кемерово
Оптика материального (2020)
Мультимедийная инсталляция

Мир нуждается в наблюдателе, а способностью созерцать наделен только человек. Полупрозрачные зеркала Гезелла всегда использовались для скрытого наблюдения за чем-то внешним, за Другим. В этом проекте окруженный зеркалами картезианский субъект познания стал наблюдателем, запертым в лабиринтах саморефлексивных отражений, где точка схода перспективы — он сам. Зеркала непроницаемы лишь с одной стороны, и на субъекта познания может быть направлен взгляд извне. Материальный внешний мир, способный воспринимать, уже не может быть пассивной материей. Возможно внешнее теперь переопределяется — из наблюдаемого превращается в наблюдателя. Меняется и само значение «объективности»: из незаинтересованного и общезначимого способа оценки объективное переходит на сторону объектов, приобретает значение частичности и незахваченности присутствием человека.
Александра Мельникова
Родилась в 1990 году в поселке Шушенское Красноярского края
Живет и работает в Тюмени
Перезапись (2020)
Инсталляция


Основной материал инсталляции — запись старой ТВ-программы, сделанная около 15 лет назад на пленочную камеру. Эта пленка — артефакт, оставшийся от человека материальный ресурс, предмет исследования. Автор начала записывать новые видео поверх старой ТВ-передачи. Между записями два десятилетия новой эпохи. Можно ли проследить по этим материалам изменения?

В прошлом — много людей, они собрались кого-то послушать, происходили какие-то действия, но все было инсценировано — аплодисменты по сигналу, всем управлял режиссер передачи. В настоящем человека практически нет, он исследователь, всегда за кадром, главное — это природа, окружение, среда.

Каждую секунду на экране все меняется, темные кадры сменяются светлыми, цветными, неожиданными графическими элементами, яркими полосами. Голубой экран можно принять за небо, а в нем губы — поцелуй бога. И эти новые, проявляющиеся истории никто не записывает, они создаются непредсказуемо, инструменты оживают и становятся редакторами. Природа материала одерживает верх над человеком и его намерениями, историей и действиями.
Ксения Телятникова
Родилась в 1998 году в Омске
Живет и работает в Томске
Hyle 2 (2019-2020)
Серия фотографий


Человек живет в окружении бессчетного количества фактур, образованных всевозможными способами, и все они само­достаточны. Нет необходимости выискивать нечто особенное, можно просто уставиться на кухонную тумбу или ближайшее к окну дерево — велик шанс узреть новые ритмы или же целую историю.

Автор обнаружила, что наделяет исключительностью поверхность своего рабочего стола: материал, доски, царапины, пятна. Она это сфотографировала. Чуть позже поняла — линии трещин в краске на стене не менее значимы, чем сама стена. Это и был переход к искусству. Вдруг оказываешься окутанным орнаментами листьев, складками тканей, кафельными плитками, тропинками, изгибами веток, загнутыми страницами, следами на снегу, заборами, яичной скорлупой, разбросанными окурками, окнами, собственными пальцами и просто миром.

Представленная серия снимков — попытка разобрать видимое на различные по размерам и свойствам фрагменты, значимые в своей цельности.
Митя Главанаков
Родился в 1996 году в Томске
Живет и работает в Томске и Новосибирске
Болото (2020)
Средовая инсталляция


«Болото» стремится стать не объективированной инсталляцией, а средой активного взаимодействия различных художественных практик. За счет присоединения к «Болоту» сенсоров-преобразователей движения, давления, тепла и света оно наделяется сетевой кибернетической чувственностью, это — сплетенные агентности, объекты и взаимосвязи. Предназначение «Болота» — связать своих участников в дышащее одним воздухом тесное соседство и развернуть процесс взаимовлияния: сцепки причин, следствий, участия и ответа. Здесь все скрыто под глубоким слоем неявной причинности, а на поверхности яркое эхо и пузыри скрытых процессов распада, перебора и кодирования. Не зная языков друг друга, этим средам остается только касаться, перемигиваться лампочками и слушать все вокруг. Там заархивированы целые эпохи бескислородного разложения и всем найдется место.

Авторство и положение «Болота» в таксономии жанров музейного производства (инсталляция, эксподизайн, кураторский проект) оказываются неустойчивыми, флюидными. Мы стараемся внимательно наблюдать за этой неустойчивостью, не решаемся вмешиваться, но оказываемся случайно вплетенными в работу ее агентностей.
Константин Росляков
Родился в 1990 году в Тюмени
Живет и работает в Тюмени
Предел и беспредел (2020)
Мультимедийная инсталляция


Техника нанесения линеарных структур присуща всем культурам и встречается уже в эпоху неолита: например, узоры коридорной гробницы на острове Гаврини. Никто из исследователей не может с точностью сказать, что именно означают эти линии, есть множество интерпретаций и теорий, которые одновременно и подтверждаются, и опровергаются. Суть «беспредела» в этом ключе — в многочисленной интерпретируемости подобного рода узора (метаинтерпретация), выход за рамки понимания. Термин «беспредел» в данном контексте — не грубый жаргон, автор инсталляции пытается найти другой смысл и углубить представление «беспредела» как бескрайности. Суть «предела» — в установлении и утверждении одного взгляда, одного создателя подробной техники нанесения рисунка, одного автора. В истории искусства подобный метод встречается повсеместно, и каждый отличается друг от друга, несмотря на общую одинаковость. Тема «предела и беспредела» также связана со стремлением изменить реальность, тем самым заставить себя мыслить по-иному и, не меняя места жительства, соединиться с Миром здесь и сейчас.

Владимир Селезнёв
Парк культуры и отдыха
Ощущение безвременья, переживание инобытия — именно такие чувства вызывают произведения проекта. Призраки прошлого и образы скатывающегося в архаику современного мира живут в «Парке культуры и отдыха». По структуре он похож на парки российских городов — с каруселями, фонтанами, скульптурами. Он напоминает подворотни, небольшие магазины на первых этажах жилых домов, неухоженные дворы «хрущевок» — те места, в которых нормативная эстетика завязана на большие деньги и большую историю. А ты находишься здесь и сейчас — в жизни, какой она получилась. Вместе с тем — это парк из сна, место, куда сданы на хранение наши печали, здесь аттракционам радуются вырезанные из дерева фигуры, камеры видеонаблюдения включены лишь для того, чтобы фиксировать пустоту, а шум фонтанов слушают фонарные столбы.

Тотальная инсталляция «Парк культуры и отдыха» создавалась специально для проекта NEMOSKVA. Художников, проживающих в разных регионах страны, — группу «Север-7», Анну и Виталия Черепановых, Андрея Рудьева, Егора Федоричева — объединяет не только практика создания объектов из бытовых вещей, преображенных авторской мифологией, перформативность и арт-ресайклинг, но и отношение к собственному искусству как к ежедневному ритуалу.
Для Анны и Виталия Черепановых таким ритуалом становится «Парк Вольный» — проект развертывания искусства в заброшенных зданиях, лесопарках и пустырях. Работы группы «Север-7» часто выглядят как предметы археологических раскопок, художники показывают новое место современного человека — в зазоре между архаикой и современностью, внутри природных и предметных связей.

Егор Федоричев наносит масляные краски на разные поверхности: негрунтованный брезент, рекламные баннеры, куски ткани со стройплощадок. Для художника это сродни алхимии — переход на новый уровень, перерождение неодушевленного в одушевленное.

В своем ретрофутуристическом объекте Андрей Рудьев обращается к теме самоидентификации. Художник примеряет на альтер эго образы разных исторических и медийных персонажей, пытаясь ответить на вопрос, прежде всего себе, каким может быть художественное высказывание во время внешних потрясений.

Пенсионер Николай Акимов из Выксы, небольшого города в Нижегородской области, занимается творчеством, но не считает себя художником. Для него таким ритуальным действием становится создание деревянных скульптур, которые он размещает вокруг своего дома.
Художники
Арт-группа «Север-7»
Виталий и Анна Черепановы
Егор Федоричев
Андрей Рудьев
Николай Акимов
Арт-группа «Север-7»
Образована в 2013 году
Анна Андржиевская, Петр Дьяков, Саша Зубрицкая, Нестор Харченко, Олег Хмелев, Леонид Цхэ, Александр Цикаришвили, Елизавета Цикаришвили, Иван Чемакин, Нестор Энгельке
Живут и работают в Санкт-Петербурге

Портик-гараж
Старые билборды
Паутина
Детский уголок
Карусель
Большой фонтан
Тир
Ленинградская бабушка

Инсталляции


Большая часть объектов в тотальной инсталляции «Парк культуры и отдыха» выполнена художниками группы «Север-7». Художники часто используют структурированный хаос в качестве основного принципа построения как отдельных работ участников, так и выставочных проектов всей группы. «Северяне» экспериментируют с техниками, включая в свои инсталляции графику, живопись, скульптуру, фото, реди-мейды, мультимедийное искусство. Художники культивируют собственную мифологию, которая возникает при взаимодействии участников группы в процессе создания проектов. Инсталляции коллектива выглядят как предметы из раскопок, проведенных археологами будущего, изучающими современный нам культурный слой: фрагменты строений, потерянные вещи, сломанные инструменты и ритуалы, смысл которых стерло время.
Виталий и Анна Черепановы
Анна родилась в 1989 году в Качканаре Свердловской области
Виталий родился в 1990 году в Нижнем Тагиле
Живут и работают в Нижнем Тагиле и Екатеринбурге

Парк «Вольный» (2020)
Инсталляция, найденные объекты
«Театр под камерами» (2020)
Видеоинсталляция


На выставке представлены два развивающиеся проекта художников. В «Парке «Вольный» заметна легкая ирония над присущей народному стилю мудростью, существующей в вечном тандеме с халатностью. Российские реалии становятся плацдармом для инсталляции о жизни в недоразрушенной системе координат. Громкое название резонирует с художественным объектом, трогательно составленным из найденных предметов, граффити, которые художники шьют из тряпок, и нелепых фонтанов.

Второй проект — серия инсталляций «Театр под камерами». В городах установлены камеры, просмотр изображений с которых открыт для всех. Каждый может увидеть, что происходит на улицах: меняются время суток и погода, движутся автомобили и пешеходы, иногда что-то строится или разрушается. Как правило, подключившийся к камере зритель знает о месте происходящего, но не знает попавших в кадр людей и их мотивов. В специально выстроен­ной комнате охранника каждый зритель может побыть в роли Большого брата, понаблюдать за «спектаклем», разворачивающемся в пространстве выставки.
Егор Федоричев
Родился в 1988 году в Барнауле
Живет и работает в Москве и Омске
Дичь (2018)
Живопись


Где грань между фигуративным искусством и абстрактным? Этот вопрос возникает при взгляде на работы Егора Федоричева, в которых он использует образы барочной живописи, но доводит их до крайней степени выразительности, до авторской абстракции. Художник как будто потрошит голландские натюрморты: его интересует не столько предметная реальность картин, так называемая дичь, сколько предметность самой живописи. Именно ее Федоричев умерщвляет и заставляет стекать разводами в брезентовые мешки-карманы, прибитые к нижней кромке искаженных холстов. При всей дикости процесса эти картины-мешки обладают болезненной привлекательностью и красотой. С начала прошлого века художники стремятся уничтожить, замазать, перекроить шедевры прошлого, тем самым снова и снова воскрешая и осовременивая их.
Андрей Рудьев
Родился в 1966 году в станице Ленинградская, Краснодарский край
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Сложности самоидентификации (2020)
Мультимедийная инсталляция


Мы все — свидетели и участники стремительных перемен окружающего мира. Наступление цифровой эпохи принципиально повлияло на все сферы жизнедеятельности человека, естественно, и на искусство. Позиция художника-эстета, монополиста сферы прекрасного, доминирующая на протяжении последних столетий, давно пошатнулась — «башня из слоновой кости» рассыпается под ударами внешних потрясений. Социальные, экономические, политические, экологические кризисы сменяют друг друга, а всепроникающий интернет не оставляет возможности остаться в стороне от происходящего. Каким может и должно быть искусство в этих условиях? Форма не успевает за содержанием, размывая лишь недавно сформированные контуры новыми смыслами, новой актуальностью. Начинающему автору сегодня можно и позавидовать, и посочувствовать. С одной стороны, вся история искусства от неолита до последних выставок всегда под рукой, с другой — как в условиях «всего и сразу» обрести свою идентичность? Каждый должен найти свой ответ на этот вопрос.
Николай Акимов
Родился в 1949 году в Выксе Нижегородской области
Брунгильда и Меровей (2019–2020)
Деревянная скульптура

Жираф (2019)
Скульптура


Николай Акимов обычно скромничает, называя себя не художником, а самоучкой. Он много лет работал в различных подразделениях Выксунского металлургического завода оформителем. В выксунских школах, училищах и детских садах до сих пор остались его оформительские работы. Выйдя на пенсию, Николай Акимов занялся свободным творчеством. В последние годы его особенно заинтересовали деревянная скульптура и корнепластика. Он вырезает из дерева скульптуры и размещает их в городском парке Выксы, делает деревянные игрушки для внуков, украшает резьбой свой дом, который постепенно превращается в настоящую достопримечательность. На выставке представлены две его работы. «Брунгильда и Меровей», словно Адам и Ева из собственной мифологии автора, отсылает к скульптурной архаике. Скульптура «Жираф» по стилю — между наивным искусством и ЖЭК-артом.


Светлана Усольцева
Мимикрия
Ощущение упущенного момента, желание быть в разных местах одновременно не зависят от того, где ты живешь: в небольшом городе или в столице. Выражение «все происходит там, где нас нет», периодически возникает. Эти страхи в художественной среде вызваны в том числе огромным количеством событий современного искусства в мире: биеннале, ярмарки, фестивали, выставки и т.д. Одно открытие сменяется другим, и ты снова никуда не успеваешь. Желание остановиться, осмотреться, сосредоточиться на «здесь и сейчас», сменить привычную оптику возникает все чаще. Мимикрия становится художественной стратегией, подразумевая не возможность остаться в стороне или адаптацию к разным ситуациям, а проникновение внутрь, вживание в существующее, поражение «спорами действия» всего вокруг.

События и проекты в художественной среде, в том числе и в регионах России, не всегда очевидны. Но происходящее, незаметно мимикрируя под повседневность и простые действия, в итоге приводит к видимым результатам. Замедляясь, мы не останавливаемся, а намечаем пути для высказывания и рефлексии.

В выставке «Мимикрия» принимают участие художники из разных городов России — Екатеринбурга, Ижевска, Краснодара, Москвы, Санкт-Петербурга и Челябинска. Но в представленных проектах они не обращаются к региональной проблематике и не исследуют идентичность места, где живут, а выражают свое отношение к действительности, мимикрируя, скользя, либо вживаясь в ткань реального или мифологического города и пространства.
Для авторов важны: созерцание и фокусировка на деталях, мечты об утопической реальности и эскапизм — как вынужденный, так и желанный.

В своих проектах Алёна Терешко и Ася Маракулина работают с пространством разных городов. Двигаясь по улицам и совершая практики, они выстраивают невидимые связи и пытаются стать его частью.

Макс Алёхин, Дмитрий Крамарь, Александр Гончаренко и Сергей Люлюкин создают интервенции, мимикрирующие под культурные институции в различных городских объектах: Шуховская башня, заброшенные особняк и баржи.
На примере утиного сообщества арт-группа «Хочу Быть Соковым» исследует возможность нарушить устоявшуюся систему путем внедрения другого объекта.

Анастасия Богомолова создает свою Документу (одно из главных европейских художественных событий), но стать ее участником, как, впрочем, сегодня и зрителем, остается мечтой.

Утопическая реальность недосягаема и в видео Анны Ротаенко, в котором фильм навсегда останется в формате трейлера.

Анна Мартыненко предлагает сменить оптику и оказаться в новом информационном поле, а микро-арт-группа «Город Устинов» в инсталляции-мастерской — дистанцироваться от насыщенного происходящим пространства, сменить оптику и наметить собственную, так необходимую всем нам, систему координат.
Художники
Анна Мартыненко
Микро-арт-группа «Город Устинов»
Анастасия Богомолова
Анна Ротаенко
Макс Алёхин, Дмитрий Крамарь, Александр Гончаренко и Сергей Люлюкин
Макс Алёхин
Арт-группа «Хочу Быть Соковым»
Ася Маракулина
Алена Терешко
Анна Мартыненко
Родилась в 1985 году в Ленинграде
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Манеж. Инфополе (2020)
Инсталляция


Пространство, в котором располагается выставка, информационно насыщено и предполагает концентрацию внимания на тех или иных вещах — произведениях искусства, темах, контекстах. Но это пространство существует и само по себе: архитектура, различного качества поверхности, размеры деталей, рисунки фактур. Чтобы заметить этот слой реальности, необходимо дистанцироваться от текущей ситуации и перенаправить зрение.

Инсталляция представляет собой высокую стопку тетрадей с маршрутом по пространству. Каждый посетитель может взять брошюру и, следуя инструкциям, пройти по точкам, обозначенным в тетради. В каждой точке внимание фокусируется на определенной детали. Явление физической реальности исследуется с помощью числовых значений, которые для наглядности представлены в виде графиков и чертежей. Отвлекаясь от реальности, мы погружаемся в изучение физического мира и оказываемся в новом информационном поле.
Микро-арт-группа «Город Устинов»
Образована в 2010 году
Живут и работают в перемещающемся городе Устинов
Без названия (2020)
Инсталляция-мастерская

Вступлением, комментарием и послесловием, бессловесным объяснением «инсталляций-­мастерских» является практический опыт. Он позволяет переключиться и настроить режим восприятия на оптику экспозиции.

В этот раз нет ни материалов, ни инструментов. Вывернутое наизнанку экспозиционное пространство содержит пустоту, ничто, исходную неопределенность. Произведения, объекты, следы внимания оказываются снаружи. Внутри темно, замирание, можно отключиться от внешней повестки.

Войти в пустоту — значит проникнуть в невидимый бэкграунд внешнего, выставленного, очутиться за предметом или под ним. Переключить внимание с существования на фундамент возникновения. Оказаться внутри камня, внутри человека, в темноте космоса. Обнаружить себя в амбивалентности пустоты-пространства, остановки-движения, свободы-бездействия, перспектив-неизвестности, в созерцании неопределенности. И с непредсказуемой произвольной продуктивностью наметить собственную систему координат.
Анастасия Богомолова
Родилась в 1985 году в Кустанае, КазССР
Живет и работает в Екатеринбурге
documenta (2019)
Видео, фотодокументация перформанса


Париж, Берлин, Лейпциг, Варна, Варшавка, Фершампенуаз, Кассель — почти 20 сел и поселков на юге Челябинской области получили свои имена по названиям европейских топонимов. С каждым из них связаны победные сражения российских войск XVIII—XIX веков, в которых принимали участие казаки-нагайбаки (этно­религиозная группа православных татар). Легенды о воинской славе предков и европейских корнях этих поселков остаются частью их локальной идентичности и предметом гордости.

В долгосрочном проекте «Евротур» Анастасия Богомолова совершает путешествие в эту «Европу» как к источнику мечты об открытии большого мира, доступность которого отодвигается новыми геополитическими, экономическими, а в 2020 году и эпидемиологическими реалиями. Перформанс documenta, осуществленный в поселке Кассель Челябинской области и отсылающий к знаменитой европейской выставке-аналогу, художница в обстоятельствах локальной изоляции адресует пустоте русского поля.

Комиссар documenta — Анастасия Богомолова.
Художники основного и специальных проектов — Анна и Виталий Черепановы.
Анна Ротаенко
Родилась в 1990 году в Грозном
Живет и работает в Москве
LUXURYAT (2020)
Однокональное видео


Группа молодых людей отправляется на морское побережье и создает коммуну, определяя себя как новый рабочий класс, только с учетом привилегий эпохи капитализма. Прекариат — расхожий термин. Лакшери — эстетическая категория. Художники, вдохновленные идеями Кропоткина, Маркса, Бренера и Махно, начинают переизобретать реальность с учетом перепотребления, глобальных сетей, корпораций и нежелания работать. Возникает манифест Лакшериата, написанный участниками поездки, документальная съемка которой стала материалом для видео. Утопическая реальность близко, но недосягаема, как фильм, трейлер которого оказывается всего лишь фейком.

Соавторы манифеста: Группировка ЗИП (Степан и Василий Субботины, Евгений Римкевич), Эльдар Ганеев, Елена Ищенко, Светлана Исаева, Гедиминас Даугела, Дарья Орлова, Дана Космина и др.
Макс Алёхин, Дмитрий Крамарь, Александр Гончаренко и Сергей Люлюкин
Х Культуры (2018 – настоящее время)
Документация акций и выставок


Город можно представить как наслоение перекрестных конфликтов — бизнес и власть конкурируют за каждый сантиметр пространства. В результате горожане чувствуют отчужденность от города, для них дом заканчивается сразу за порогом квартиры, а улица представляется своеобразным тоннелем между двумя помещениями: из квартиры — в офис, аудиторию или в другую квартиру. Разрушать это ощущение просто необходимо — мы называем это практиками «возврата города».

Летом 2018 года в Краснодаре мы начали серию городских интервенций под условным названием «X Культуры», переозначивая различные пространства в некое подобие культурных институций. Каждая интервенция производится от имени мифологического организатора. Все инициативы проводились без разрешений властей и финансовой поддержки.
Макс Алёхин
Родился в 1994 году в Краснодаре
Живет и работает в Краснодаре
Карта вылазки (2019)
Печать


Карта, сформированная художником, является итогом семилетнего мониторинга городских пространств. На ней обозначены все места в городе, где можно размещать уличные работы: какие-то больше подходят для инсталляций, какие-то — для муралов и постеров и т.д. Некоторые представленные на карте локации уже использовались неоднократно, некоторые — не использовались вовсе.

Благодаря этой карте мы и находим локации для интервенций.
Арт-группа «Хочу Быть Соковым»
Образована в 2018 году в Челябинске
DUCK-интервенция «Дикая утка» (2019)
Инсталляция

Любую устоявшуюся систему может нарушить внедренный туда инаковый объект: он подорвет ее изнутри. На основе данного тезиса была сформулирована авторская гипотеза о влиянии феминизма на устройс­тво патриархального общества. «Duck-интервенция» — социологический эксперимент, изучение общественных отношений на примере утиной стаи. Утки давно и прочно прикормлены человеком, живут в мегаполисах, находясь в тесном контакте с людьми. Утиное сообщество в отношении патриархальности близко к человеческому, и на примере первого можно делать выводы о втором. Главным инструментом исследования стало внедрение агента — Розовой Утки — в сложившуюся стаю. Обозначенный агент повторял черты типичной городской утки-широконоски, имел те же пропорции, но был оперен ярко-розовым цветом, воплощающим открытую феминность. Результаты исследования положены в основу работы «Duck-интервенция «Дикая утка».
Ася Маракулина
Родилась в 1988 году в Перми
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Правило шва (2014–2015, 2020)
Прогулки, дневник, ткань


«Правило шва» не задумывался как проект, это скорее рассказ о моей тайной поведенческой практике в городской среде. С помощью придуманных правил хождения, как бы вплетая свое тело и время в уличную ткань, я пыталась стать частью города, в котором чувствовала себя чужой и неприкаянной. Своеобразная игра в «ниточку и иголочку», ритуалы «сшивания» и «разрезания» стали опорой на том этапе моей адаптации. Тексты взяты из моего личного дневника тех лет.
Алена Терешко
Родилась в 1986 году в Ишиме, Тюменской области
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Прогулка (2020)
Видеоинсталляция


«Мое отражение скользит по стеклянной коже города. Я привыкла скользить мимо витрин, за которыми пространства сконструированы специально, чтобы вызвать мое восхищение: увлекательные натюрморты из товаров и вещей или интерьеры в стадии ремонта, с открывающимися конструкциями/скелетами здания, элементами полуразрушенных фальшстен, полиэтиленовыми занавесками, строительными пылесосами. Есть полностью стеклянные здания, подобные лабиринтам, если смотреть на свои отражения в них, то можно заблудиться или, по крайней мере, испытать головокружительное чувство потери ориентации. И все начинает двоиться, потом множиться: витрина за витриной, здание за зданием, город за городом, и так до бесконечности, как в коридоре отражений», — говорит художница.

Видео, снятое в Хельсинки и Санкт-Петербурге, не имеет фактической привязки к месту. Вместе с художницей фланируешь по лабиринтам зеркального города, балансируя между реальностью и отражением.

Артём Филатов
Смерть не за горами
Когда одиннадцать лет назад в Перми устанавливали объект Бориса Матросова, состоящий из красной надписи «Счастье не за горами», вовсю шла «пермская культурная революция». Крупный региональный город превращался в центр искусств на фоне метрополии. Мы уже знаем, что революция прошла: вместо музея современного искусства PERMM, который должен был располагаться в историческом здании речного вокзала напротив надписи, теперь открыт музей «Россия — моя история», а «Счастье...» стало визитной карточкой города. Хотя объект и был задуман не для набережной Камы, а для ландшафтного фестиваля «Артполе» в Подмосковье, его ироничный тон долгое время сохранял свое звучание. По прошествии лет, как замечает искусствовед и куратор Андрей Ерофеев, слоган так устарел, что «в сегодняшнем контексте он выглядит рекламным трюком креативных риелторов».

В 2018 году уличный художник Алексей Илькаев совершает интервенцию в объект Матросова: слово «счастье» меняется на «смерть». Поправка в лозунг осовременила его, как будто произведение огляделось по сторонам и сверило часы. Художник не обязательно должен поддерживать состояние эхо-камеры, он может нести миру разочарование. Можно повторять: «Я — часть России, Россия будет стоять тысячу лет, поэтому я могу не думать о собственной смерти», но именно в отрицательных эмоциях содержится то, что нам может помочь. Принять, проговорить и найти решение.
Когда заходит дискуссия о современном искусстве в регионах, мы с радостью говорим о его тесной связи с локальным контекстом, о возникающих и исчезающих самоорганизациях, но в нашем, казалось бы, уверенном голосе слышна дрожь. Во многих регионах практически отсутствует системность, а какая-либо деятельность часто держится лишь на инициативе конкретных людей. Главной проблемой остается необходимое образование не только для художников, но и для кураторов, искусствоведов. За ним едут в столицы и, оглядываясь назад, не понимают, куда им возвращаться. Во многом вследствие этого региональное искусство мало описывается и редко научно осмысляется.

Нельзя сказать, что нет никаких изменений: крупные федеральные музеи готовятся к открытию своих региональных филиалов, самоорганизации превращаются в системообразующие институции, в это же время художник Павел Отдельнов может рассказывать историю химической промышленности родного города Дзержинска из любой точки мира. На место региональному мышлению должны прийти горизонтальные связи и профессиональная мобильность, а значит, нужно избавиться от провинциальных комплексов. Если «Смерть не за горами», то это не повод останавливаться, а наоборот — идти дальше. Не дойдя до вершины, окинуть окрестности взглядом, и двигаться к следующей горе.
Художники
iBiom
Владимир Чернышев
Василий Кононов-Гредин
Анастасия Цайдер
Анастасия Вепрева
Алексей Илькаев
iBiom
Группа образована в 2019 году
Тата Гориан, Евгения Золотникова, Ольга Зубова и Анна Прилуцкая
Живут и работают в Санкт-Петербурге
Чуткий сервис iBiom (2020)
Инсталляция

В результате долгих переговоров компания iBiom получила заказ на предоставление «чуткого сервиса» на территории «Манежа» во время проведения выставки. В пакет услуг компании включены: клининг лестничных проемов, «чуткое» аудиосопровождение, обучающее игровое видео о соблюдении персональной гигиены, организация мест отдыха с опосредованным и безопасным общением, а также информационные плакаты и многофункциональные брелоки. Возможно вы уже встречались с продукцией или сотрудниками iBiom ранее, но могли их не заметить. Во избежание нежелательного контакта, услуги предоставляются в фоновом режиме. На выставке имеется шкаф с униформой, инструментарием и средствами для уборки, к которым сотрудниками компании обеспечен легкий доступ. Спасибо за то, что вы выбрали услуги iBiom!
Владимир Чернышев
Родился в 1992 году в Нижнем Новгороде
Живет и работает в Нижнем Новгороде
Бассейн (2020)
Инсталляция

Инсталляция «Бассейн» впервые была представлена на персональной выставке Владимира Чернышёва «Гудрон и гномы» в 2019 году в нижегородской галерее Futuro. Периметр, заполненный нефтепродуктами, вместил выявленные художником противоречия во взаимоотношениях природы и человека. Невозможная для досконального изучения стихия подвергается попыткам одомашнивания. Она встраивается в человекоцентричную картину даже при разговоре об экологии. Художник предлагает другие отношения с природой посредством презумпции ее неартикулируе­мости и таинственности. Экспериментируя с веществами и их комбинациями, художник подвергает их бесконечным трансформациям и наделяет переменчивыми значениями. В фокусе внимания оказываются не природные красоты и драгоценности, а вполне тривиальные материалы. Разливы нефти и горящие леса становятся полноценной частью современной природы.
Василий Кононов-Гредин
Родился в 1990 году в Уржуме Кировской области
Живет и работает в Кирове
Фонтан (2020)
Инсталляция


Инсталляция, созданная специально для пространства «Манежа», представляет собой оторванную от земли чашу городского фонтана. Автор обращается к ощущению безвременья, превращая его в материальный объект. Течение времени остановилось вместе с отвердевшими потоками воды, которые так и не успели коснуться пола. Прототипом работы стал фонтан в Кирове. Может показаться, что в этом городе ничего не происходит и ничего не меняется, а с другой стороны — любые преобразования, нарушая status quo, воспринимаются болезненно остро.
Анастасия Цайдер
Родилась в 1983 году в Сегеже, Республика Карелия
Живет и работает в Санкт-Петербурге и Москве
Arcadia (2020)
Инсталяция


Проект Arcadia посвящен поиску пасторальной идиллии в строгих модернистских микрорайонах, строившихся по всему СССР с конца 1950-х и вплоть до 1990-х годов. Чаще всего они возводились с нуля на пустом месте, где в соответствии с генпланом сразу же проектировалась вся необходимая инфраструктура вместе с парками и скверами. Растения и деревья стали свидетелями трансформации социалис­тического города-сада в предоставленные самим себе джунгли, ползущие по живой руине. Архитектура, оставшаяся от несбывшейся утопии, зависла между прошлым и программой реновации. Как и в других своих проектах, Цайдер изучает коллективную память, сформированную социальными условиями и окружающей средой.

Фотографии для проекта были сняты в Тольятти, Владивостоке, Москве, Санкт-Петербурге, Минске (Беларусь), Ташкенте (Узбекистан), Бишкеке и Оше (Кыргызстан).
Анастасия Вепрева
Родилась в 1989 году в Архангельске
Живет и работает в Санкт-Петербурге
Истории неудач (2020)
Инсталляция


«Истории неудач» — это архив писем с отказами на заявки художников, поданные на открытые конкурсы: резиденции, стажировки, гранты и премии. В надежде на получение заветной возможности, будь то средства на реализацию проекта или длительная поездка за рубеж, молодой автор заполняет множество однотипных анкет. С первыми отказами надежда художника угасает, он фрустрирует, но продолжает заполнять необходимые документы. Собранный архив конструирует ситуацию групповой терапии, ведь отказывают далеко не только тебе. Проект иронизирует над восприятием художниками конкурсов, которые они одновременно любят и ненавидят. За годы собирания отказов автор «Истории неудач» стала куратором с собственным фестивалем Open Call и уже не раз попадала в ситуацию, когда получала отказы ею же написанные. «Здесь пошатнулось исходное равенство позиций, в каком-то смысле я перестала быть такой же, как и все, отказной, а стала той, кто отказывает», — говорит Анастасия Вепрева.
Алексей Илькаев
Родился в 1992 году в Перми
Живет и работает в Перми
Ты все равно умрешь (2020)
Инсталляция


«Ты все равно умрешь» — современное memento mori. Неоновая надпись, питающаяся от движущейся беговой дорожки, является маркером экономики развлечений, помещающей потребителя, словно белку, в вечно вертящееся колесо. Тренажер становится символом индустрии здорового образа жизни, которая в своих крайних проявлениях отрицает старость, закрывая глаза на смерть, смещая ее присутствие на периферию. Художник будто ссылается на слова из романа «Цитадель» Антуана де Сент-Экзюпери, изданного уже после гибели писателя: «Что ты можешь знать о превратностях пути? Все, что о них говорится, — слова и ничего больше. Значимо только направление пути. Важно идти, а не прийти куда-то, ибо приходим мы только в смерть».
Организаторы выставки
ГМИИ им. А.С. Пушкина

Президент
Ирина Антонова

Директор
Марина Лошак

Заместитель директора,
Главный хранитель
Татьяна Потапова

Заместитель директора
по научной работе
Илья Доронченков

Заместитель директора по
финансово-экономическим вопросам
Мария Салина

Заместитель директора по региональному развитию
Екатерина Кочеткова
NEMOSKVA

Комиссар
Алиса Прудникова

Исполнительный директор
Анастасия Ломоносова

Куратор
Антонио Джеуза

Ведущий менеджер
Виктория Салла

Куратор программы
сопроводительных мероприятий
Лариса Гринберг

Редактор
Кристина Маркова

Техническая дирекция
Александр Костылев,
Павел Лужин, Вячеслав Павлович

Координатор монтажа
Юлия Шаркина

Арт-директор
Ирина Коротич

Архитекторы
RHIZOME
ЦВЗ «Манеж»

Директор ЦВЗ «Манеж»
Павел Пригара

Заместитель директора
по выставочной работе
Светлана Зенина

Начальник отдела
кураторских проектов
Вера Рейхет

PR и коммуникации
Александра Ковалёва

Координатор проекта
Александра Ларченко

Благотворительный фонд Владимира Потанина
стратегический партнер


Генеральный директор
Оксана Орачева

Директор программ
Оксана Фодина

Директор по связям
с общественностью
Юлия Грозовская

СИБУР
официальный партнер

Директор по обеспечению поддержки бизнеса в регионах присутствия СИБУРа Станислав Каспаров

Главный эксперт по обеспечению поддержки бизнеса в регионах присутствия СИБУРа
Варвара Мелекесцева

Fineartway
генеральный логистический партнер

Генеральный директор
Илья Вольф

Управляющий партнер
Диана Моцонашвили

РОСИЗО
техническая поддержка

Генеральный директор
Татьяна Волосатова
ПО ВОПРОСАМ ОРГАНИЗАЦИИ
anastasiya.lomonosova@pushkinmuseum.art
АДРЕС
Зоологическая ул., 13, стр. 2
Москва, 123242

ПО ВОПРОСАМ ПАРТНЕРСТВА
victoria.salla@pushkinmuseum.art